Все зависит от тебя самого

Все зависит от тебя самого, от солнца с тысячей лучей внутри себя. Все остальное - ничто".
Пикассо.

Эти прекрасные слова, сказанные когда-то Пикассо о Матиссе, звучат в сегодняшней "постперестроечной" Москве особенно идеалистически и даже как-то наивно.

Действительно, сегодняшняя художественная жизнь Москвы как раз доказывает обратное. В ней преуспевают в основном те, кто расчетливо и хладнокровно эксплуатирует свою хорошую осведомленность в "актуальной стилевой проблематике двадцатого века". Проблемы пост-концептуального эстетического пространства кажутся единственно достойными внимания серьезных галеристов и арткритиков. Внимание менее серьезных поглощено океаном "коммерческого" искусства, столь же хладнокровно стилизующего и имитирующего все, что когда-то было действительно Искусством: от старых голландцев и народного лубка до 'Сецессиона" и поп-арта.

Темперамент, энергия, искренность, индивидуальность, тем более, если они существуют в рамках сугубо "традиционной" живописи маслом, просто не находят своих почитателей и ценителей. Очевидно, только этим и можно объяснить тот удивительный факт, что творчество Сурена Мкртчяна, около десяти лет уже регулярно участвующего в московских выставках, до сих пор ни единой строчкой не отразилось в нашей художественной прессе. Между тем, оно несомненно заслуживает лучшей участи. В его мощной, светоносной живописи не только горит пикассовское "солнце с тысячей лучей", но и присутствует высокий психологический накал, духовная наполненность, драматизм. За годы своей поистине подвижнической, чистой и аскетической жизни в искусстве Суро прошел большой путь от декоративности и орнаментализма ранних работ до подлинной монументальности и возвышенности таких картин как "Пилигрим", "Ожидание" и др.. Этот его путь интересен тем, что пройден он в условиях жизни в чужом городе, почти в полном одиночестве, без какой-либо поддержки извне.

Суро родился в Тбилиси в Грузии в 1952 году. Уже через год семья переехала в столицу Армении -Ереван, где он провел свои детские и юношеские годы. Отец - главный режиссер Ереванского театра им. Сундукяна, мать - врач.

Сурен вырос в обстановке любви к искусству, преклонения перед театром, музыкой, живописью. До девяти лет он учился игре на скрипке, затем поступил в художественную школу им. Код-жояна. Годы учебы в школе он вспоминает до сих пор, как лучшие в его жизни и самые важные для будущего творчества.

Традиционно высокий для Армении уровень художественного обучения сочетался с атмосферой индивидуальной свободы живописных поисков. Поощрялись даже пробы абстрактной живописи, увлечения Кандинским и Малевичем.Быть в курсе новейшей живописи помогала прекрасная библиотека отца, собиравшего все, что относилось к современному искусству.

По окончании школы Суро поступает в Театрально-Художественный институт в Ереване. Воспоминания о нем, правда, уже не столь радужные, как о школе. Сказывалась традиционно советская казенность, обезличен-ность обучения.

После получения диплома художник уезжает в Москву в надежде выставляться, вступить в Союз художников. Вместо этого он потерял десять лет жизни: отслужил в армии, по возвращении снимал "углы /т.к. негде было жить/, работал не по специальности, чтобы как-то прожить. Занимался графикой, так как писать картины было негде. Однажды, после очередного "изгнания" с квартиры, Суро повстречал свою нынешнюю жену, которая сыграла, возможно, решающую роль в его жизни. Художник получает, наконец, возможность вплотную заняться живописью, встречает сочувствие и понимание.

На радостях он работает по 14-16 часов в сутки, отрываясь только затем, чтобы поупражняться со штангой и гантелями, тут же, среди холстов и красок. Эта скромная радость заменяла ему все прелести и искушения столичной жизни, которых он сторонится до сих пор, не участвуя даже в "тусовках" своих коллег, обязательных для карьеры любого молодого художника.

Я помню, как в 1989 году он пришел ко мне, чтобы вступить в "секцию плаката" на Малой Грузинской, 28, застенчивый и какой-то диковатый , и принес работы, уже тогда поражавшие энергией и экспрессивной силой. Многим тогда они казались чисто "армянскими". На самом деле это был просто неизбежный период "бури и натиска" после многих лет воздержания" от искусства.

В этот период он отдавал дань изощренной графичности, преобладанию рисунка над цветом. Внимание к деталям, усложненность формы противоречили его внутреннему стремлению к монументальности и возвышенности образов.

В самом характере образов было, наряду с незаурядной экспрессией, много чисто театральной условности, от которой впоследствии он избавится. Но уже в этих "ранних" вещах была необычайно привлекательная светоносность. Построенные на контрастах светлого и темного внутри теплой золотисто-коричневой цветовой гаммы, картины светились как бы изнутри резкими вспышками желтого, лимонного, розового цветов. Вообще, росчерк, удар кистью, жест руки играют большую роль в картинах Суро. С самого начала это был основной "строительный элемент" его композиции. Он стремится сохранить в структуре картины все "случайности" творческого процесса- подтеки краски, брызги, случайные мазки,пятна, фактуру грубого холста-"мешковины" и т.д. Он как бы в "ярости" бросается на холст, как бы спонтанно бросает и льет краску. Но уже с самого начала работы над картиной художник видит в подсознании конечную цель - тот образ или то впечатление, ту психологическую ситуацию, которую хочет создать на полотне. Здесь он отталкивается от Делакруа и Раушенберга одновременно.

Но что совсем удивительно - это то, что в детстве его любимым художником был Тулуз-Лотрек. Быть может, он привлекал Суро остротой и небанальностью своих образов, разрывом с благопристойным видением реальности, своей знаменитой фразой: "...Наконец-то я разучился рисовать!". Суро хотел так же разучиться рисовать, вместе с тем сохраняя предельную выразительность. Он ищет в картине возможность синтеза абстрактного и фигуративного, придуманного и случайного. Сам художник иногда называет свой метод "магическим реализмом", имея в виду, что слово "магия" означает не сюрреалистический шок, как у Дали или Магриппа, а, скорее, некий артистический дар внушения, когда "одним мазком", энергетикой краски, ассоциацией, намеком сказано больше, чем тщательной и нудной отделкой деталей. В этом его личная эстетика смыкается с эстетикой экспрессионизма. Суро использует также чисто "экспрессионистический " прием различной пластической трактовки своих "персонажей" в рамках одной картины. Тяжелые", плотно положенные краски характеризуют одних "действующих лиц", в то время как легкие, воздушные, как бы "бесплотные" тона символизируют поэтический образ других. Эти неожиданные и прихотливые контрасты резко повышают драматизм действия. В сочетании с величественной архаикой образов и эмоциональностью световых эффектов - все в целом создает легко узнаваемую атмосферу мистерий Суро.

С годами все большую роль в творчестве Суро начинают играть чисто нравственные аспекты. Стремление к чистоте и возвышенности, особенно в женских образах, своеобразное "целомудрие" обнаженной натуры, отказ от эротизма, нарочитости, сексапильности", обостренный психологизм - признаки зрелости таланта и уверенности в своих силах. Целью его работы становится передача того "нечто", что иначе называется "состояние", "existens", энергетика, что, как кажется ему, присутствует в фильмах Фредерико Феллини. Художник упорно экспериментирует в области тональных и цветовых отношений. Цвет, гамма становится более сложной и более светоносной. Картины, выполненные даже в темной гамме, все равно каким-то таинственным образом остаются пронизанными солнцем, как будто стоишь в полумраке одного из древних храмов Армении, а солнце льется во все щели и окна. На подмостках собственной сцены Суро разыгрывает варианты какой-то древней бесконечной драмы. Он не боится упреков в "неактуальности", так как считает,что хорошая живопись актуальна всегда. Он продолжает свой собственный путь, сомнений в правильности которого никогда не испытывал. Художник говорит: "Я еще не сделал главного. Мне кажется, что я пока еще только стою на коленях, но когда - нибудь встану во весь рост".


Виталий Вольф, художник. Москва, ноябрь 1996 г
 

 

  • Logo 1
  • Logo 2
  • Logo 3
  • Logo 4
  • Logo 5
  • Logo 6
  • Logo 7
  • Logo 8
  • Logo 9
  • Logo 10

Наши друзья

expo-art.com

МоСХ

ЦДХ

 

ARTRU.info - база данных по русскому искусству

Кто на сайте

Сейчас 26 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Адрес

addr

Рейтинг@Mail.ru